Обычные люди необычных семей посетили памятные места своих знаменитых дедов в Ахтубинске

Обычные люди необычных семей посетили памятные места своих знаменитых дедов в Ахтубинске
Обычные люди необычных семей посетили памятные места своих знаменитых дедов в Ахтубинске
Обычные люди необычных семей посетили памятные места своих знаменитых дедов в Ахтубинске
Обычные люди необычных семей посетили памятные места своих знаменитых дедов в Ахтубинске
Обычные люди необычных семей посетили памятные места своих знаменитых дедов в Ахтубинске
Фото: ahtubinskpilot.ru

Всегда воспринимаю встречу с новыми людьми, как повод быть полезным, открыть что-то новое, или просто найти общую тему для беседы, которая будет интересна всем. Поэтому, считая себя в какой — то степени старожилом здешних мест, любезно откликаюсь на предложения о встрече с теми, кто хочет узнать больше о нашем городе.

В августе Ахтубинск становится оживленным, пропуская через себя огромный поток отдыхающих. Рыбаки и просто желающие отдохнуть на берегу реки, студенты, приезжающие на каникулы и внуки, присланные порадовать дедушек и бабушек, обычное явление в эти дни. Но вот, чтобы так, приехать специально и пройтись по незнакомым или наоборот знакомым с детства улицам, ощутить прикосновение к истории авиационной столицы страны, таких находится немного.

И когда на меня вышел Владимир Сениченко, человек активный, блогер и, несмотря на проживание в Санкт-Петербурге неравнодушный ко всему, что происходит в его родном городе с предложением провести познавательную экскурсию для семьи Пушко, без колебаний согласился.

Не буду лукавить, чтобы откликнуться на предложение мне достаточно было услышать, что глава семьи Владимир – внук полководца, начальника Государственного научно-испытательного института ВВС им В.П.Чкалова генерал- майора авиации Николая Терентьевича Пушко, а его жена Екатерина внучка полководца, начальника института генерал-полковника авиации Леонида Ивановича Агурина, и вместе  с сыном Мишей, они решили посвятить несколько дней своего отпуска памятным местам, которые их связывают со знаменитыми дедами.

Наша встреча прошла на площади, как раз на том месте перед памятником Владимиру Ильичу Ленину, в свое время предназначенному для сцены Дворца съездов к XXVII форуму коммунистов, монументу величественному, в открытии которого принимал участие Леонид Иванович Агурин, с этого и решил я начать рассказ, как участник тех событий.

Микрорайон Лавочкина, куда мы отправились дальше, сегодня благоустроенный жилой комплекс, а освоение его на пустыре, долгое время в народе упоминавшемся, не иначе как «семь ветров», также во многом заслуга Агурина. 23 февраля 2017 года на улице, названной в его честь, состоялось торжественное открытие мемориальной доски полководцу. Владимир и Екатерина внимательно всматривались в знакомый профиль деда, обращенный в сторону летно-испытательного центра, с которым его связывали годы службы и под руководством, которого в семидесятые и восьмидесятые годы, проводился наибольший объем испытательных работ. Общие впечатления неразделимы от многих деталей, которые помогают дополнить картину и воспоминания о человеке. Мои, основывались на рассказах ветеранов и личных, из той далекой поры службы на морском полигоне, важнейшим этапом которых стало испытание сверхзвуковой крылатой противокорабельной ракеты воздушного базирования большой дальности Х-22, в наши дни успешно поражающей вражеские цели. И стратегический бомбардировщик Ту-160, ласково названный у нас «Белый лебедь», испытания которого пришлись на начало восьмидесятых, тоже часть большой научно-испытательной работы, которой руководил Леонид Иванович.

Наверное, я говорил убедительно, возможно интересно. Не знаю, но когда Миша тронул меня за руку и сказал несколько раз «спасибо», понял, что не зря встретился с этими людьми. Когда бы еще могло случиться, что вот так, находясь недалеко от места службы своих знаменитых прадедов, этот замечательный мальчишка, мог ощутить принадлежность к знаменитой фамилии, прочувствовать свою родословную.

Здесь, на восточной окраине города, давно уже переросшим, когда-то истоптанный вдоль и поперек военный городок, за несколько десятков лет разросшимся и изменившимся, с новыми улицами и микрорайонами, мы вспоминали еще об одном человеке достойного добрых слов и уважения. Генерал-майор авиации Николай Терентьевич Пушко возглавлял научно –испытательный институт в Ахтубинске с августа 1959 по январь 1961 года, а затем руководил филиалом на Чкаловской. И конечно, он имел самое непосредственное отношение к тем историческим событиям, изменившим судьбу Ахтубинска.

К сожалению, говорим мы, ветераны, о Николае Терентьевиче Пушко редко, и с недостаточной степенью осведомленности. А вспомнить, надо еще о том, что на конец пятидесятых и начало шестидесятых приходится хрущевская реформа в армии, когда «резали» целые дивизии, утилизировали и пускали под нож военную технику и миллион двести кадровых военнослужащих были сокращены. ГК НИИ ВВС, который возглавлял генерал-майор Пушко избежал таких последствий, более того интенсивность испытаний новой авиационной техники возрастала, требуя высочайшего уровня руководства и организации.

Мы еще немного постояли возле памятной доски, наблюдая, как набирая высоту, уходит в небо истребитель нового поколения. Николай Терентьевич ведь тоже был истребитель, воевал, сбил лично четыре фашистских самолета, и было интересно узнать, каким дед запомнился внуку.

— Строгий, решительный, — слегка улыбнувшись, вспоминает Владимир, одним словом «ястребок». Активно делился советами с молодыми летчиками, рассказывал о войне и старался меня приобщить к авиации. Брал с собой в учебно-тренировочные полеты на Ан-26. Одевал шлем и разрешал одним глазком заглянуть в кабину. Так, моя авиационная судьба и сложилась. Хотел стать летчиком, но после окончания Харьковского высшего авиационно-инженерного военного училища занимался обслуживание техники.

Владимир оказался скромным человеком и не стал углубляться в специфику своей нынешней работы. Просто упомянул, что после увольнения, совершил в составе экипажа лайнера ИЛ-96 три кругосветных полета.

Еще во время нашего телефонного разговора, Екатерина несколько раз переспрашивала, сохранился ли дом ее деда на улице Иванова. Да, в Ахтубинске все знают этот коттедж за зеленым дощатым забором. Сначала он был отдан под проживание генерал-лейтенанту М.С. Финогенову, его еще долго так и называли «финогеновский», затем в нем проживал генерал — полковник И.Д. Гайдаенко и уже позже начальник Государственного научно-испытательного института ВВС им В.П.Чкалова Леонид Иванович Агурин. Мы, мальчишки, направлявшиеся в полуденный зной на золотые пески, обычно выбирали эту теневую сторону и не упускали случая, чтобы, подтянувшись заглянуть во двор, а заодно и добраться до прогибающихся под тяжестью абрикос веток. На большее времени не хватало. Услышав лай овчарки, мы пускались наутек.

— Правда, у деда была овчарка, — рассмеялась Екатерина, — ее обычно отпускали с цепи по вечерам. А вас, наверное, она просто пугала. Еще у Леонида Ивановича была голубятня, я помню, как дед любил возиться с ними, а когда никто не видит, я пробиралась к птичкам через маленькое оконце.

Воспоминания детства тянули ее к тем полузабытым, но таким теплым, ярким ощущениям, пережить которые хотелось снова и снова. Выросшие за эти годы сосны и дом, стоящий в глубине двора, создавали картину патриархальности и спокойствия, и только иномарка на дорожке, снова возвращала в реальное время.

На мемориальном комплексе «Крыло Икара» мой рассказ был больше для Миши. Взрослым, должно быть тоже интересно, но они уже многое знали, тем более, Екатерина здесь часто бывала в детстве и даже пошла в школу. Сама обстановка располагала к размышлениям и тихому разговору о людях, отдавших свои жизни, испытывая новую авиационную технику. Именно на этом месте, овеянном славой я решил подарить Владимиру и Екатерине свою книгу «Город, влюбленный в небо» и архивные публикации в газете «Испытатель», речь в которых шла о Леониде Ивановиче Агурине.

Не спеша мы еще прогулялись по аллее сквера и прежде, чем направиться к Дому офицеров, побеседовали уже на личную тему. Обычный, в таких случаях вопрос, касался создания семьи, ведь удивительно, как молодые люди, оба деда которых возглавляли наш прославленный институт в разные годы, встретились и нашли друг друга. Оказалось, все просто, как многое из того, что случается в нашей жизни, но именно это, впоследствии и является знаком судьбы.

Случайная встреча с Катей, положившая начало их отношениям, произошла на Чкаловской, небольшом подмосковном городке, куда Владимир прибыл служить. И когда бабушка, Татьяна Степановна, жена Николая Терентьевича Пушко, узнала, что он встречается с девушкой по фамилии Агурина, то всплеснув руками воскликнула: «Да, это же наши деды, служили в Ахтубинске. Все, ты должен обязательно на ней жениться». Кто сказал, что сказки пишут писатели, сказки пишет сама жизнь.

Свою авиационную родословную каждый из них продолжает по- своему. Екатерина работает в Центре подготовки космонавтов, Владимир летает в составе очень важного экипажа на… Тут, когда я попросил рассказать об этом подробно, Миша снова взял меня за руку и сказал, что не надо об этом папу спрашивать. Как видишь, Миша, свое слово я сдержал. Молчу. Сам он, еще раздумывает, кем станет. Но, уверен, обязательно посвятит себя авиации.

Заканчивалось наше познавательное путешествие по Ахтубинску, откуда и началось, с площади Ленина. Осталось только зайти в гарнизонный Дом офицеров.  Увидел, как гости восхищенно осматривали фойе, парадную лестницу и зрительный зал. Меня многое связывает с этим удивительным, во всех смыслах классическим образцом архитектуры послевоенной поры.

Несколько раз писал о нем в своих очерках и вот теперь с радостью рассказываю об исторических и культурных событиях проходивших в Доме офицеров, свидетелями которых являлся. И то, что внуки знаменитых дедов, смогли узнать чуть больше, оставляет приятное чувство удовлетворения. Надеюсь, оно взаимно.

Александр Салмин. Фото автора.

(При использовании материалов или цитировании обязательно указывать ссылку на автора и  сайт «Ахтубинский пилот» )

 

 

 

 

 

 

 

 

 
По теме